Mew Mew Neko
Название: Нелюди

Автор: Mew Mew Neko

Жанр: Слэш, юмор, стёб, ангаст, мистика, фантастика, EiG (Everyone is Gay), action

Нелюди в Готтлосграде у всех на слуху. Один из них делит с демоном одно тело на двоих, другой достанет вам любую информацию, а третий покажется немного странным в поведении, ведь он – андроид. Работа для таких личностей может быть только одна – курьеры для особых заказов.
Окунётесь в их работу и обнаружите много тёмных лошадок Готтлосграда. Каждая из них является частью пазла, который пытаются собрать Нелюди.

Примечание: Примерно наше время, альтернативная вселенная.

От автора: Пожалуй, основная идея (суть) «Нелюдей» - это ненависть. Её разные проявления, результаты, к которым она приводит и то, как каждый справляется с ней. А так же это история о том, как одни люди ломаются и как другие способны их починить.

Внимание!!! В жанрах не указан POV, однако повествование ведётся как от лица автора, так и от лица персонажей. О смене точки зрения предупреждает знак •••.

Примечание 2: если вам кажется, что я фанат Шекспира и стихотворений Эдгара Алана По, то вам не кажется.

Этой работе уже 4 года. Существует 41 глава ориджинала, это две трети всей истории. Одновременно с публикацией существующих глав я буду дописывать эту историю, ставшую моей отрадой.

chu-chu-mew.diary.ru/p208777014.htm


Визг колёс, удар, крики прохожих.

Пьяный водитель пронёсся на красный свет и сбил школьника, после чего даже не удосужился остановиться, продолжая свой путь. Кости переломаны, большая часть внутренних органов в лепёшку, но мальчик продолжал дышать, а его сердце — биться, даже не смотря на то, что машина проехалась по пешеходу всеми четырьмя колёсами.

Кто-то вызвал скорую, кто-то полицию, но разве ребёнку стало от этого легче? С такими увечьями мальчик больше никогда не сможет ни то что ходить, даже палец согнуть. Было невозможно что-то исправить. Бедному пациенту пророчили всю жизнь остаться на больничной койке, подключённым к приборам жизнеобеспечения.

Высокая женщина, чьи крашеные светлые волосы были стрижены под каре, в своём неизменном классическом брючном костюме подошла к мужчине. Тот сидел в одном из кресел напротив палаты, в которой суетились врачи, подключая к недавно поступившему мальчику прибор для переливания крови. Глаза мужчины были красными от недавно высохших слёз, руки сцеплены в замок, лицо хмурое и отчаянное, а брови сошлись на переносице, рождая морщинки.

— Ваш сын? — тихо спросила женщина. В её голосе не было ни жалости, ни сочувствия. Она просто хотела знать, кто тот мальчик в палате.

— Да, — так же тихо ответил ей мужчина. — Смешно, не правда ли? — ни с того ни с сего начал он. — Я владелец этой больницы, получил высшее образование в лучшем из медицинских университетов, вхожу в число высококвалифицированных врачей, спас множество чужих жизней, но ничем не могу помочь своему собственному сыну. Почти все его органы… Сейчас очень сложно найти хотя бы одного здорового донора, а ему нужно несколько, — мужчина вздохнул. — С костьми тоже не всё так просто. Протезы здесь не помогут, даже те, что сделаны по новейшим технологиям, ведь конечности на месте, дело в самих костях. Они раздроблены и не факт, что срастутся правильно. Если бы можно было как-то заменить их…

— Можно, — женский голос прозвучал уверено.

Мужчина поднял на неё непонимающий взгляд. Он понятия не имел, как помочь сыну, а какая-то незнакомка утверждала, что способ есть.

— Я работаю в кое-какой компании, и наши учёные создали металл, гораздо качественнее того, из которого сейчас делают протезы. Из него запросто можно отлить нужные кости и вживить их в тело. Мало того, синхронизируя с организмом, они будут расти вместе с ним. Так же наше оборудование позволяет создать любые органы, абсолютно идентичные потерянным, нужно только ДНК пациента.

После слов женщины в душе мужчины поселилось что-то тёплое. Оно ласково согревало его изнутри, и эпицентр этого тепла находился где-то возле сердца. Надежда. То, что он уже почти потерял. Однако нечто не давало владельцу больницы покоя.

— Я первый раз слышу о подобном, — его глаза сощурились и подозрительно уставились на крашеную блондинку с короткими волосами. — Если этот металл так хорош, то почему о нём пока никто не знает?

— Все эти разработки были созданы недавно, и тестирования на людях ещё не проводились.

— То есть, неизвестно, как это всё подействует на моего сына, — это была констатация факта.

— Но ведь хуже уже всё равно не будет. Так не стоит ли хотя бы попытаться?

Мужчина задумался. Его сын не сможет жить прикованным к постели. Как только очнётся и узнает об участи, которая его ждёт, наверняка попросит убить себя. Эта странная женщина на полном серьёзе говорила о создании искусственных костей и органов. Пусть они пока и не были проверены, но век высоких технологий поражал новыми достижениями, и шанс того, что подобное действительно поможет, был велик. Уж лучше и вправду попытаться, чем упустить такую возможность.

Ещё раз всё обдумав, хозяин больницы кивнул, соглашаясь с предложением блондинки.

В зелёных глазах женщины блеснул триумфальный огонёк, но мужчина его не заметил.



Удивительно, но в отличие от простых смертных похмелье меня никогда не мучило. Максимум, что мог выдать организм после большого количества спиртного — неприятные ощущения в желудке, однако и это было редкостью.

Поэтому проснулся я в прекрасном расположении духа. Солнце освещало комнату, птички весело пели, расставание с девушкой не приносило даже маленькой частицы грусти. Где-то в глубине души я всегда знал, что долго наши отношения не продлятся. Так было со всеми моими пассиями, и виной служил весьма необычный образ жизни, с которым ничего нельзя было поделать.

Настроение оставалось бы таким же приподнятым, если бы при виде валявшейся под столом пустой банки из-под пива я не вспомнил Сашу. Бутерброд как-то сразу стал не таким вкусным и застрял посреди горла, а чай вызывал рвотный рефлекс. Подумать только, лишь стоило представить лицо Кудрявого, как аппетит тут же пропадал. Кажется, я открыл новую диету, причём наверняка очень действенную.

Причина такой реакции организма на моего напарника была.

После нескольких банок пива тело налилось свинцом и расслабилось, а разум помутнел. Я уже начал потихоньку засыпать, но громкий стук о поверхность двери взбодрил меня, а до этого, кажется, была слышна мелодия звонка. Вставать было жутко лень, но нежданный гость никак не хотел успокаиваться, пиная несчастную дверь. Хлебнув пива, я медленно поднялся и поплёлся встречать неизвестного, по пути несколько раз споткнувшись о свой творческий беспорядок.

Стоило мне открыть дверь и увидеть лицо напарника, как захмелевший разум заполнили жгучая ненависть и раздражение. Я невольно заскрипел зубами, думая: «Вот только задания на ночь глядя мне не хватало». Прорычав и проклиная всех и вся, мне пришлось согласиться с мыслью, что работа — это деньги, а деньги — очень даже хорошая вещь. После такой логической цепочки я немного успокоился и решил всё же выслушать Сашу, собираясь во время его объяснений допить пиво.

Интонация слов напарника была нетерпящая возражений, ушедшее минуту назад раздражение и ненависть вновь вернулись. Не посоветовавшись ни с кем, этот говнюк смел мне что-то приказывать. Слишком уж многое он о себе возомнил. Прожигая Сашу взглядом, я не сразу заметил, как жестяная банка в моей руке треснула, и пиво полилось наружу. У любого человека могут быть личные дела, которые невозможно отменить, поэтому, прежде чем решать что-то за других, нужно поинтересоваться, не занят ли твой напарник. И я тут же поспешил напомнить об этом Саше, после чего получил вопрос о том, какие у меня дела, а вместе с ним и улыбку, от которой мне хотелось размазать ему рожу. Я еле подавил в себе это желание. В действительности, дел у меня не намечалось, но речь шла совсем не об этом.

На предложение умереть последовала реакция, которой я никак не ожидал от напарника. Мы часто говорили друг другу что-то вроде: выйди в окно; умри; я подарю тебе на день рождение путёвку на тот свет. Но ни один из нас не собирался тут же исполнять пожелание другого.

В душе что-то екнуло от вида отпустившего руки Саши. Словно в замедленной съёмке я видел, как его тело медленно, очень, очень медленно падало вниз. Мне хватило доли секунды, чтобы оказаться рядом и схватить Сашу за руку.

Зачем я так поступил? Может, просто не хотел, чтобы у меня во дворе валялся кожаный мешок с переломанными костями? Но ведь от падения с третьего этажа изменённое тело Кудрявого не пострадало бы. Значит, я испугался хоть малейшей возможности летального исхода Саши, а, следовательно, в действительности не желал его смерти.

Странно, правда? До этого мы были готовы своими руками придушить друг друга, но как только дело дошло до главного, я сам же и спас напарника.

Удерживать Сашу становилось всё тяжелее, поэтому я хотел затащить его обратно, но чёртовы перила не выдержали и поломались. Благодаря моей чудесной реакции, даже будучи под градусом рука успела ухватиться за край лестничной площадки, и я умудрился не отпустить незваного гостя.

Дэрикот почему-то разжал мои пальцы и спрыгнул на землю, хотя я бы запросто смог подтянутся вместе с ним. Как оказалось, он просто уже собирался уходить, а по лестнице, видать, спускаться было лень.


Не помню, что было дальше. Вроде как я, еле передвигая ногами, вернулся в дом и тут же завалился спать. Однако сейчас важно было не это, а то, что мне вновь предстоит встретиться с этой эгоистичной тварью и провести с ним как минимум два дня, доставляя заказ. Правда перед этим нам нужно наведаться к старым знакомым и забрать у них кое-что.

***



В полдень мы стояли напротив двери в квартиру, находящуюся в старой обшарпанной многоэтажке довоенного времени. Это здание должны были снести ещё давно, но как водится в нашей стране — все строения стоят до тех пор, пока сами не рухнут.

Странно, но даже не смотря на то, что многоэтажка потихоньку сыпалась, это старенькое и ветхое здание выглядело вполне цивильно: не было нецензурных надписей на стенах, и никаких граффити в общем, дворик всегда подметенный, а подъезды чисты и вымыты. Если бы не изношенные временем перила и трещины на стенах, а также вечно ломающийся лифт, которым уже давно никто не рисковал пользоваться, изнутри дому можно было бы дать вдвое меньше.

Разглядывая одну из многочисленных трещин, Саша и я терпеливо ждали, когда же нам откроют. Что-то щёлкнуло, и замаскированная под обычную деревянную бронированная дверь, наконец, отворилась, однако внутри никого не оказалось.

Мы шагнули внутрь и прикрыли за собой дверь, вновь услышав щелчок. Обстановка помещения выглядела как любое жилище среднеобеспеченного человека, с той лишь разницей, что воровать тут было нечего. Ни в одной из комнат не было ни телевизора, ни компьютера, ни каких-то других дорогостоящих электронных приборов. «Как тут можно жить и не помереть со скуки, а также оставаться в курсе событий мира?» — подумает любой, кто задержится в квартире. Ответ прост: на этом этаже толком и не жили.

Мы подошли к книжному стеллажу и отодвинули его в сторону. Перед глазами предстала ещё одна бронированная дверь, однако на этот раз её не старались выдать за обыкновенную.

Маленькая камера, расположенная в углу потолка, зашевелилась, фокусируя изображение на наших лицах и отсылая его на компьютер. Через пару секунд послышался уже знакомый звук открывающегося замка.

Дверь отъехала в сторону, показывая, что за ней находится. А находилась лишь еле освещенная лестница, ведущая вниз. Мы быстрым шагом спустились по ней, направляясь к открытой двери впереди, свет из который помогал разглядеть ступени.

Мало кто знает, но квартира, находящаяся этажом ниже, принадлежала тем же хозяевам, что и верхняя. Два жилища были соединены лестницей, по которой мы спускались. Вторая квартира являлась огромным помещением без окон, в котором почти всё своё время и проводили хозяева: идеально чистое пространство с множеством мониторов разной величины и проводами, окутавшими пол и стены, словно паутина. Каждый угол комнаты был заставлен какими-то непонятными приборами, о предназначении которых мне даже знать не хотелось, а стены — завешаны листиками с различными чертежами и заметками. Один монитор был разделён на несколько ячеек, к каждой из которых поступали изображения с камер, другие экраны показывали постоянно меняющиеся диаграммы, а провода, идущие от них, были подключены к механическим протезам, завоевавшим весь медицинский рынок мира. У одной из стен стоял железный операционный стол, над которым располагалась большая, выключенная на данный момент, лампа. Вся комната была освящена ярким искусственным светом.

Мы разглядывали всё, что на самом деле видели далеко не в первый раз. С каждым новым визитом лаборатория не становилась для нас менее интересной. Увлёкшись процессом, стоящий передо мной Дэрикот еле успел увернуться от летящего в него гаечного ключа, из-за чего «оружие» хорошенько ударило по моей голове.

— Я точно помню, что положила его сюда, — послышалось в углу, из которого и прилетел гаечный ключ.

Девушка в белом халате сидела на корточках и усердно перебирала коробки и полочки, ища то, что потеряла, откидывая в сторону мешающие ей вещи. Ничего не замечая вокруг, она швыряла всё с такой силой, что запросто могла убить случайно подвернувшегося под руку человека. Вот в меня и Сашу летит отвёртка, а за ней следует металлическая пластина, после эстафету принимает толстый томик какой-то книги, и самый последний прибор, угрожающий нашим жизням, — протез руки.

— Алиса, убьешь нас, никогда не вернёшь себе косарь, который одолжила мне и Саше неделю назад! — не выдержал я, потирая голову в месте удара.

— Да ты бы не умер, даже если бы я тебе голову отсекла!

Выше упомянутая поднялась на ноги и развернулась к нам. Несмотря на свои метр пятьдесят в высоту, наглости в Алисе было куда больше, чем её роста. Она недовольно смотрела на меня из-под светлой, я бы даже сказал желтоватой рванной чёлки, хотя это мне, как наиболее пострадавшему, следовало так глядеть. Что я и сделал, устремив такой же обвиняющий взгляд в сторону тускло-жёлтых глаз Алисы. Не ожидая подобного, девушка недовольно хмыкнула и резко отвернулась, от чего её вечно растрёпанные волосы рассекли воздух. Я остановил взгляд на прядях разной длины, доходивших до лопаток, в очередной раз задумавшись: могла ли кого привлечь такая неряха? Не то чтобы от Алисы плохо пахло или её одежда была рванной, но она максимально безразлично относилась к своей внешности, даже не стремясь подчеркнуть те немногие качества, которые, скрепя сердцем, дала ей природа. Ещё большую нелепость создавал висевший на ней белый халат, который был явно размера на два больше нужного. Хотя, из проблем Алисы в поиске подходящей по размеру одежде можно было бы создать целый эпический роман.

Суматоха привлекла внимание ещё одного человека, находящегося в лаборатории. Ярая брюнетка с ровно стрижеными волосами, доходящими до плеч и совсем немного закрывающими их, оторвалась от монитора и развернулась на компьютерном стуле к нам. Чёлки у неё не было, поэтому абсолютно ничего не помешало ей внимательно посмотреть своими тёмно-синими, почти чёрными глазами на нас. Вот Кира — отличный пример того, как следует выглядеть девушке. Поймав наш взгляд, она слегка улыбнулась и помахала рукой, после чего вновь вернулась к разглядыванию монитора. Лицо Киры выглядело сосредоточено и обладало плавными переходами, в отличие от Алисы, у которой из-за чрезмерной худобы чётко виднелись грани. При взгляде на этих двоих сложно было представить, как они, настолько разные внешне, умудрялись общаться. Однако общего у механиков было куда больше, чем могло показаться вначале.

— Кира, как всегда, вся в делах, — заметил Саша, переведя взгляд на Алису.

— А я, значит, лентяйничаю?! — недовольно взвизгнула девушка, уперев руки в бока. Впрочем, она быстро перевела тему, не давая сказать Саше и слова в своё оправдание: — Несколько клиентов пожелали индивидуальные протезы, вот мы и мучаемся, программируя их.

В последнее десятилетие наука сильно затронула медицину. Если у человека не было ноги или руки, а может, и того, и другого, ему не стоило переживать по этому поводу, ведь протезы, сделанные по новейшим технологиям, могли заменить любые конечности. Отлитые из металла и покрытые искусственной кожей изобретения, заменяющие какую-то часть тела, было невозможно отличить от настоящих. Лишь на месте крепления протеза виднелась тонкая полоска, по которой можно было определить, где заканчивается тело человека и начинается замена.

Протезы стоили недёшево, но цена была в пределах доступной. Прошло немного времени с появления искусственных конечностей, а большая часть людей с ограниченными возможностями уже перестала чувствовать себя ущербно. Время шло, люди привыкли к новому изобретению, а протезы продолжали совершенствоваться.

Как раз в последнем и заключалась обратная сторона медали, о которой простые граждане не подозревали: в преступных кругах замену настоящих конечностей начали использовать как оружие, устанавливая вовнутрь электрошокеры или лезвия, превращали руку в автомат или снабжали иглами с ядом. Стоило только пальцем пошевелить или ногой топнуть, а противники уже на том свете, при этом средство поражения у владельца всегда с собой.

— В последнее время вам больно часто их заказывают, — я приложил какую-то холодную железяку к ушибленному месту и мысленно проклинал Алису. В месте удара пульсировала тупая боль, а от движения челюстей чувство дискомфорта возрастало, но я не привык слишком долго держать язык за зубами и собирался поучаствовать в разговоре.

— Сейчас половина группировок города ведут ожесточенную борьбу за нейтральные точки, которых осталось крайне мало, — просветил меня Саша. — Не удивительно, что во время перестрелок люди теряют какие-то части тела.

— Иногда мне кажется, что эти ненормальные специально их отрезают, чтобы обзавестись навороченным протезом, — Алиса вздохнула, видимо вспомнив, что только за последние четыре дня у них появилось пятнадцать заказов. — Банды всегда воевали за территории, но раньше участники бойни не теряли конечности в таком количестве. Они просто сразу умирали, — Алиса развела руками, показывая тем самым, как было просто раньше. — Я так полагаю, вы пришли за Рыком?

— Да. Шеф нашла нам новую посылку.

Я усердно закивал головой в подтверждение слов напарника, но уже через несколько секунд прекратил это. От резкого движения голова снова разболелась.

— Как вы вовремя! — хлопнула в ладоши Алиса. — Пошли, я отведу вас к нему.

Во дворе многоэтажки было почти пусто, лишь две бабушки сидели на лавочке и о чём-то разговаривали. Одна из них, не смотря на царящий на улице октябрь, была в белоснежной шляпке с большими полями, которая закрывала ей глаза не только от солнца, но и от половины окружающего мира. Эта модница усердно втирала что-то второй, яростно жестикулируя. Скорее всего, речь шла о том, какая невежливая и ужасная пошла молодёжь, и как прекрасно всё было в их молодость. О чём ещё могут болтать бабушки на лавочке? Её собеседница лишь периодически кивала головой. Должно быть, тема о разнице поколений уже давно наскучила ей.

Они словно находились в своём мире, но стоило нам оказаться в поле зрения старушек, как я тут же почувствовал прожигающий насквозь взгляд. Мне неведомо, какой бабке моя персона не смогла угодить, но похоже некое тайное сообщество бабулек объявило меня вне закона, и каждый раз, стоило пройти мимо лавочки у какого-нибудь подъезда, я сталкивался с этим взглядом.

Однако в этот раз он не задержался на мне надолго. Главной мишенью данных бабушек была Алиса, жившая в том же доме, что и они. Девушка выглядела максимум на пятнадцать лет, однако бабушки то знали, что ей ещё полгода назад стукнуло девятнадцать. Знали и то, что Алиса почти безвылазно сидела в своей квартире и не снимая носила белый халат. Странная и подозрительная личность — определённо так с момента её поселения нарекли механика бабушки.

Переведя взгляд на Сашу, бабушки натянули очки. Я закатил глаза, заметив, как их лица вмиг изменились. Я мог поклясться: что-то заколыхалось в пожилых сердцах. Уверен, они вспомнили молодых офицеров, которым строили глазки, будучи ещё совсем юными пионерками. Морщинистые щёки покрылись румянцем, и бабули продолжили следить очарованным взглядом за Сашей, что шёл гордо подняв голову. Он вёл себя спокойно и сдержано, и это бесило меня.

— Как же он скулил, когда пришёл в себя. Пока силы восстанавливались, Рык ещё спокойно себя вёл, в конце концов, не слабо его потрепали на том вашем заказе, но потом!.. — рассказывала Алиса, ведя нас к гаражам. — Он даже не лаял, а словно волк на Луну выл, только вместо Луны, наверняка, вас двоих представлял. Мы с Кирой запарились туда-сюда бегать и успокаивать его. Соседи уже начали думать, будто у нас в гараже собака заперта.

Алиса огляделась по сторонам, быстренько открыла ржавые ворота гаража и юркнула внутрь. Мы последовали её примеру.

В помещении было невозможно что-то разглядеть. Алиса стала водить руками по стенам, ища включатель, но темноту пронзил свет двух красных фар. Послышался звук заводящегося мотора, и фары быстро начали приближаться. Секунда, и я уже был придавлен к воротам.

Алиса включила свет и я увидел матово-чёрный капот «Audi», прижавшийся ко мне. Фары по-прежнему горели, крышка багажника быстро открывалась и закрывалась, а по всему гаражу слышалось учащённое дыхание. Обычно такие звуки издавали собаки, высовывая язык и безумно радуясь приходу своего хозяина.

— Рык, мальчик мой, я тоже по тебе скучал.

Я счастливо улыбался, поглаживая машину по капоту, от чего крышка багажника начала двигаться ещё быстрей.

— Видишь, Саша, Рык всегда любил меня больше.

Дэрикот фыркнул, уставился на меня и растянул губы в ехидной улыбке.

— Да, и это просто удивительно. Вот я бы не стал испытывать симпатию к тому, кто сбил меня.

— Это вышло случайно! — я начал оправдываться. — Я не ожидал, что собачка выбежит на дорогу.

— Меня больше удивило то, что душа псинки вселилась в машину. На моём опыте это первый случай, — высказала своё мнение Алиса.

Еле утихомирив Рыка, мы уселись в машину и пристегнули ремни.

— Спасибо, что починила его. Передай и Кире нашу благодарность, — сказал я на прощанье, заводя мотор и выезжая за пределы гаража.
Спасибо Каролине Инессе Лирийской (ficbook.net/authors/501690) за замечательный коллаж к главе s16.radikal.ru/i190/1711/8b/21d9d5dbbe91.jpg

@темы: Яой, Юмор, Экшн, Фантастика, Стёб, Слэш, Ориджиналы, Нелюди, Мистика, Драма, Ангст