Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Комментарии
2016-07-02 в 19:29 

Mew Mew Neko
•••


Злость. Ярость. Гнев. Ненависть.

Думаю, это мои вечные чувства по отношению к Феликсу. Иногда они затухают, но после выходок Громова появляются вновь.

Люди для меня делятся на несколько категорий. На тех, чьё существование мне абсолютно безразлично и моего внимания они не удостаиваются, как раз на оборот, это моя персона их привлекает. Есть такие, кто нужен мне для добычи информации, но когда с них больше взять нечего, эти люди переходят в первую группу. Имеются те, кого я ненавижу и соответственно те, кого я люблю.

Первые нужны для поддержания моего тщеславия, вторые для заработка, третьи существуют лишь потому, что мир не идеален, а в последнюю категорию входят только два человека: отец и покойная мать.

Феликс не вписался ни в одну из групп. С него не взять информации, он не делает мне комплементы и, ясное дело, я его не люблю. Тогда он должен быть среди ненавистных людей, но и тут не вышло. Находясь рядом с ним, моё холоднокровие тает на глазах, я не могу себя сдерживать, кричу, прибегаю к насилию, жажду мести. Эти эмоции и желания куда сильнее тех, что я испытываю к остальным неприятным личностям.

Чувства. Их так много. Пусть они и негативны, но я ещё ни к кому не испытывал такое количество эмоций. Феликс может радоваться, если вдруг узнает об этом.

Феликс. Бессмертный человек, на теле которого раны заживают за секунды, в чём я в очередной раз убедился. Он как новая степень эволюции, вставший на ступень выше человеческой не по своей воле. Люди зовут его монстром из-за страха перед ним. Меня тоже так называют, но из-за безжалостности и любви к информации больше, чем к себе подобным. Получается, стоит тебе не вписаться в мировоззрение большинства и как-то не угодить ему, так ты тут же становишься монстром? Но я не считаю себя чем-то подобным значит и Феликса не должен воспринимать как чудовище? Если так, то всё это время я шёл по правильному пути. Пусть он не умирает, пусть внутри его тела есть кто-то кроме него, но для меня Громов скорее зверь, чем монстр. Да, он как животное, столько инстинктов, ужасающая порой сила, иногда появляющиеся клыки, которые сейчас можно прекрасно разглядеть благодаря его истерическому смеху. Но меня челюсть Феликса волнует меньше всего, гораздо интересней создавать разрезы на его теле.

Поначалу это раздражало. Раны заживали слишком быстро, в лучших случаях всего одна капля крови просачивалась сквозь них. От злости хотелось действовать куда жёстче и быстрее, но я понял, что если поступлю так, то лезвие ножа выйдет из тела раньше и кожа затянется в мгновенье, следовательно, и боли Феликс испытает в разы меньше. Вывод то верный, вот только в действительности Громов вёл себя так, словно подвержен щекотке, а не атаке режущим предметом.

Осознав это, мне стало куда интереснее. Я словно упёртый мальчишка, понимающий тщетность своих попыток, продолжал делать по-своему. Интересно, жутко интересно, как долго это продолжится? Может, в конце концов, мне повезёт, и смех Феликса превратится в стоны боли? О да, это будет прекрасно, а если при этом на мне будет его кровь, то я готов буду плясать от счастья.

— Тебе… Ещё не надоело? — от смеха дыхание Феликса стало рваным и ему не удалось выговорить всё предложение разом.

Привязанный к какой-то деревяшке, подпирающей потолок, с ещё более растрепанными волосами, тяжело дышащий, со стекающими по лицу от каждого вдоха капельками пота, в порезанной рубашке и без единого шрама на теле, Феликс просто радовал мой глаз. Я жесток, но ни к кому кроме него не испытываю садистских наклонностей. Радуйся же Громов, ты особенный.

— Даже не знаю… — растягивая слова, произнёс я, медленно разрезая кожу между ключицами ровной полосой. — Этот процесс затягивает.

Громов уже не смеялся, а лишь скосив глаза, наблюдал за тем, как через секунду рану окутывает тёмная дымка, потом она просачивается в порез, тем самым заживляя его.

— Всё происходит так быстро, — прокомментировал я увиденное.

— Со временем я научился это контролировать, — голос Феликса звучал ровно, словно это не он недавно истерил непонятно почему.

— Контролировать?

— Я могу сделать так, чтобы повреждения исцелялись не так быстро, или наоборот ускорить процесс. Правда при недостаточном количестве сил контролю это не поддается, раны заживают как у обычного человека, но иногда, если Велиал* захочет, то может вылечить меня. Жаль всё это я понял уже после того, как меня выгнали из дома.

— Почему ты рассказываешь мне это?

— Ты спросил, а я ответил.

— Эта информация может пойти против тебя, — сам не знаю, почему я предупредил Громова, ведь уже поздно что-то менять. Произнесенные им слова назад не вернуть.

— Я бы беспокоился об этом, будь в моей жизни смысл. А так мне нечего терять. Да и в любом случае меня никому не убить.

— Хм, это мы ещё посмотрим, — сказала я скорее самому себе, чем Громову.

Поднявшись с колен, я обошел Феликса и начал разрезать опутавшие его веревки.

— Сейчас лучше собрать наши немногочисленные вещи и свалить отсюда. Что-то подсказывает мне, что старикашка здесь не самое страшное.

Нужно было забрать вещи из номера, а для этого вернуться в холл и подняться по лестнице, но, само собой, даже такое плёвое дело не могло пройти мирно.

— Скорее, спасайтесь! Она и вас убьёт!

Мужчина с безумными глазами подбежал к Феликсу и начал трясти его за плечи. Вид незнакомца был жалок: вспотевшее лицо с прилипшими к нему светлыми прядями, испуганный взгляд, дрожащие губы. Встряхнув Громова ещё пару раз, ненормальный оттолкнул его и побежал дальше. На том месте, где прикоснулись руки незнакомца, остались красные пятна.

— Не нужно было бить её той вазой! — послышался его голос вдалеке.

На полу от ступней мужчины я заметил следы такого же красного цвета, что и на плечах Феликса. Кровь?

Проводив психопата взглядом, Громов медленно повернул голову ко мне и в немом вопросе указал пальцем на удаляющуюся фигуру.

— А мне откуда знать, что с этим обдолбышем? — ответил я ему.

— Нет, я не о том! — вернул себе дар речи Феликс. — Он из соседнего номера! Я узнал по голосу.

— Соседнего?

— Да, где ещё была девушка с разбитой головой!

— Но там никого не было.

— Она исчезла, потому что являлась призраком, поэтому пятна на ковре и высохли! — яростно жестикулируя, тараторил Феликс.

— Какой призрак? Какие пятна? Я думал ты просто глюк словил.

— Пару минут назад я отправил душу старика на тот свет, а ты мне до сих пор не веришь? Думаю, тут все призраки.

— Но нас не предупреждали о наличие паранормальной зоны.

— Возможно, её что-то вызвало, — почёсывая подбородок, предположил Феликс. Если это так, то проблем вскоре может прибавиться.

— Я не горю желанием разбираться ещё и с этим.

— Но мы должны! Мы давали клятву служить и защищать, — приложив руку к сердцу, гордо произнёс Феликс, прикрыв при этом глаза.

— Нет, не давали, — тут же обломал я его.

— Ну… В любом случае, все эти души неупокоенны и наверняка страдают.

Чёртов имбицил, если мы не поторопимся, то сами начнём страдать! Почему ты вечно стремишься помочь всем и вся? Почему так хорошо относишься к людям? К тем, кто тебя ненавидит и сторонится.

— Тц, как ты меня задолбал, — отвернувшись от противной мне рожи Громова, фыркнул я. — Русским языком было сказано, сначала забираем вещи, а потом уже…

Договорить я не смог, что-то горячее обожгло грудь. Схватившись за больное место, рука наткнулась на какую-то твёрдую вещь, и тогда мой мозг вспомнил, что как раз в этот потайной карман я положил статуэтку. Неужели это наш заказ дарит такие неприятные ощущения?

Рука попыталась достать волчонка из кармана пиджака, но ладонь тут же обожгло. Не растерявшись, я вытащил носовой платок и использовал его как прихватку.

— Вот это зенки, — присвистнул Феликс.

URL
2016-07-02 в 19:30 

Mew Mew Neko
И вправду, глаза у волка отличались от первоначальных и выглядели свирепо. Как только Шеф отдала нам статуэтку, очи у волчонка сливались с общим цветом. Глаза вообще были сделаны на быструю руку и не очень выделялись, но теперь они горели пламенным цветом, что не могло не вызывать подозрений. Мало того, вещь источала тёмный еле заметный дым. Опять мы вляпались по самое не хочу.

— Ты всё собрал? — поинтересовался я у Феликса, уже стоя возле двери нашего номера.

Ответом мне послужило короткое «да», и мы тут же вышли в коридор, тихонько направляясь к парадной двери. Может тут и был чёрный выход, через который можно было бы уйти незамеченными, но искать его не было времени. Феликс уже не порывался никого спасать, хотя может просто делал вид, выжидая подходящего момента, но я был очень бдителен и не сводил с Громова глаз. Этот придурошный запросто может убежать, стоит мне только отвернуться.

— Вам не понравился мой отель?

От неожиданно послышавшегося голоса за спиной я вздрогнул, а по спине прошлись мурашки. Глаза волка в моей руке загорелись ещё ярче.

— Так это ты за всем стоишь, — холодно произнёс Феликс, смотря в упор на Аниту. Не часто от него можно услышать такие серьёзные интонации.

Хозяйка отеля выглядела уже не так доброжелательно, как при первой встрече. Скрестив руки на груди, она ненормально улыбалась. Не знаю, что у неё на уме, но ничего хорошего для нас в нём нет. Феликса её поведение совсем не удивляло, создавалось впечатление, будто он предугадал появление женщины, а может это действительно так. Не зря же Громов угомонился.

— Зачем ты убила старика, а так же горничную и её брата? — похоже, Феликс решил устроить допрос. Будет ли он с пристрастием или нет, зависит от Аниты.

— Ладно, про старика ты мог догадаться, поговорив с ним, но с чего ты взял, что Марию и Эрика убила именно я?

— Из сна.

— Видел? Видел всё своими глазами? — хозяйка отеля чуть нагнула голову вниз, пряча взгляд за чёлкой. Улыбка стала ещё шире, плечи немного подрагивали, а между словами слышались короткие смешки. — Ха, убивать… — Анита посмотрела на свои ладони, подняла голову и провела пальцами по лицу, устремив безумный взгляд на нас. — Убивать так весело! Тот наглый мальчишка вечно мешал мне, и однажды я не выдержала. Просто сорвалась. Не помню, как это произошло… Я словно закрыла глаза, а когда открыла, увидела перед собой его мертвое тело. И это тело было так прекрасно, всё такое алое, в ровных порезах, — Анита на время остановила пальцы на уровне скул и мечтательно прикрыла карие глаза. — Может, на Эрике бы всё и закончилось, но глупая любопытная девчонка совсем не вовремя заглянула в подсобку…

Пока женщина не затыкаясь говорила в приступе психоза, я и Феликс медленно отступали назад. Нужно поторопиться выйти из отеля. Если хозяйка здания за всем стоит, то в своих владениях она особенно сильна.

— …Потом я прирезала какого-то мужика, а последним был старик. Спустя столько лет, вы будете новыми жертвами!

Глаза Аниты загорелись красным, и это словно послужило знаком, предвещающим особую опасность. Трещины на стенах начали расти, их становилось всё больше, и каждая ползла к полу, стремясь разрушить его. Стоило мне моргнуть, и перед Феликсом уже образовалась небольшая пропасть.

— Задрали! — раздражённо крикнул я. — Валим отсюда!

Мы синхронно развернулись и ринулись вперёд к лестнице. Позади слышались крики и смех Аниты, за спиной рушился пол, а на лицо начала лезть тупая улыбка, которая была совсем не к месту. Ну почему ни один наш заказ не может пройти спокойно? Может, нас прокляли?

Вид ступенек привёл меня в неописуемый восторг. Те хоть и выглядели допотопными, но рушиться пока не собирались.

— У тебя есть соль? — быстро передвигая ногами, спускаясь по лестнице, поинтересовался Феликс.

— Взял во время ужина. Предчувствовал, что может пригодиться.

Сунув свободную руку в карман штанов, я вытащил оттуда солонку с белыми кристалликами. Из-за тупого Громова к нам постоянно лезет нечисть.

В прямом смысле вырвав солонку из моих рук, Феликс высыпал ее содержимое ровной полосой вдоль одной из ступенек. Соль — это как диэлектрик для злых духов. Против высших демонов она, конечно, бесполезна, но с такими как Анита справится должна.

Второй этаж. Совсем немного и мы уже окажемся у парадного входа, сядем в машину, уедем доставлять заказ дальше, получим заслуженные деньги и несколько дней сможем жить более-менее спокойно.

— Вы такие упрямые.

— Что?

— Как?

Слова недоумения мы произнесли одновременно. Женщине неведомым образом удалось спокойно пройти сквозь барьер из соли, да ещё и догнать нас. Неужели, она не просто дух? Но будь Анита существом посильнее, Феликс наверняка почуял бы это сразу.

Стоя в оцепенении и размышляя, я упустил драгоценные секунды, которые мог потратить на побег, за что и поплатился. В литературе часто пишут: «И земля разверзлась под его ногами». Дурачьё. Эти писаки понятия не имеют, что такое потерять почву из-под ног, какого это - падать на этаж ниже.

Главной задачей было сохранить статуэтку в целости и сохранности, поэтому я покрепче прижал волчонка к себе и не выпустил его из рук даже когда столкнулся с полом. Плечо и весь бок в целом жутко саднило, но моё внутриизменённое тело способно выдержать удары, раза в три сильнее тех, что наносят урон обычному человеку. Так что за свои кости переживать не стоит, метал, из которого они отлиты, так просто не сломать. Громов приземлился рядом, и за него я не стал бы беспокоиться, даже если бы ему разнесли голову на моих глазах. Думаю, в этом случае я, скорее всего, пожал бы руку виновнику произошедшего и щедро наградил бы его любой информацией.

— Надо же, так крепко шмякнулись и даже звука не произнесли, — Анита стояла неподалёку от нас и выглядела немного удивленной. Ещё бы, не каждый день встречаются такие крепкие парни как мы.

Проигнорировав комментарий Аниты, Феликс подскочил на ноги, за долю секунды оказался возле меня и забрал волка себе, проигнорировав платок, в котором до этого находилась статуэтка.

— Имбицил, он же горячий! — и зачем я сказал это? Не уж то беспокоюсь за Феликса? Бред.

В воздухе почувствовался запах горелой плоти, но тот, кому он принадлежал, даже бровью не повёл. Громов крепко сжал волчонка, будто тот вот-вот убежит и обильно засыпал статуэтку остатками соли. Чёрный дым вокруг нашей посылки растворился, а глаза животного начали потихоньку затухать, становясь невзрачными, какими и были с самого начала.

Хозяйка отеля после этого ритуала немного побледнела и пошатнулась. Кажется, у неё кружится голова. Так тебе и надо, психопатка.

— Идём, — Феликс протянул мне руку, предлагая помощь. Как любезно с его стороны, я прям не ожидал и поначалу хотел демонстративно отвернутся и подняться самому, но… Поступил с точностью наоборот: крепко сжал его ладонь, смотря Громову прямо в глаза, которые стали немного светлее, более ярче. Однако так мне могло только показаться. — Сейчас она значительно ослабла и не сможет преследовать нас. Но здание рушится на глазах, так что давай, в темпе вальса.

Слова Феликса и эта немного приказная интонация ничуть не разозлили меня, я просто согласно кивнул головой, отпустил всегда холодную ладонь моего надоедливого напарника и последовал за ним. Что-то странное происходит со мной, вот только что?

— Рык, к ноге! — крикнул Феликс, оказавшись снаружи.

Фары машинки и по совместительству домашнего животного загорелись. Рык послушно подъехал к нам, автоматически открывая дверцы и, непонятно зачем, багажник.

— Сашка, помоги мне.

— Сколько раз говорить, меня бесит любое склонение моего имени, — тут же вспылил я, кидая слова сквозь сжатые зубы.

— Именно поэтому я и склоняю, — чистосердечно признался Феликс, довольно лыбясь.

Как оказалось, Громову требовалось облить бензином стены здания, а канистра с воспламеняющейся жидкостью была в багаже, именно поэтому Рык и открыл его. Удивительно, он без слов понял Феликса. Вот оно — доказательство того, что машина — лучший друг человека.

— Зачем мы это делаем? — резкий запах бензина раздражал нос, но я старался не обращать на это внимания, обливая лестницу остатками жидкости. — Разве мы не утихомирили ту ненормальную? Или ты решил перестраховаться?

— Можно и так сказать, — Феликс отбросил канистру в сторону и достал из кармана свою зажигалку.

Он всегда носит её с собой, даже несмотря на то, что не курит. Эта вещь такая старая и потрепанная, с множеством царапин на серебряном металле. Обычная зажигалка из старых дешёвых моделей не несущая никакой ценности. Я долго думал, зачем же Громов хранит подобный мусор, пока Алиса как-то не сказала, что это зажигалка его отца.

Я и Феликс стояли напротив здания, потрепанные, уставшие, а кое-кто ещё и с разорванной рубашкой. Пламя придавало нашим фигурам тёплый жёлтый оттенок и согревало от холода. Огонь быстро охватил отель, обращая его в пепел, что выглядело завораживающе. Этой картиной можно было бы долго любоваться если бы пламя не расходилось по всему участку с невероятной скоростью.

— Я опять в непотребном внешнем виде, — заметил Феликс, садясь за руль и критически осматривая верхнюю часть своей одежды, а точнее её остатки, при этом кидая в мою сторону многозначительные взгляды, как бы намекая, чья это вина.

— Хм, ну что поделать, если ты не можешь беречь вещи.

Губы растянулись в улыбке, и я старательно делал вид «не я, не я, и рожа не моя». Волчонок снова покоился во внутреннем кармане моего пиджака и не вёл себя подозрительно. Как ни посмотри, обычная статуэтка.

— И всё же, что это за перестраховка такая — сжигать здание?

— Если не забыл, внутри остались ещё три призрака: горничная, девушка с разбитой головой, и тот странный человек, кричащий, что нас убьют. Так вот, огонь может послужит для них чем-то вроде моста в другой мир, — объяснял Громов, крутя руль и выезжая за пределы отеля. — Да и просто засыпав статуэтку солью с Аидой не справишься.

Сонные веки тут же разлепились, и я в недоумении уставился на Громова. С Аидой? Но разве хозяйку отеля звали не Анитой? Почему Феликс понимает больше меня?! Раздражает. Ненавижу владеть не всей информацией.

URL
2016-07-02 в 19:30 

Mew Mew Neko
* Велиал — один из верховных духов зла. В Библии демоническое существо, дух небытия, разврата, разрушения. Считается самым сильным демоном, превосходящим даже Люцифера. Выступает в роли обольстителя человека, совращающего к преступлению. Этот демон обычно является в прекрасном облике, он свиреп и вероломен, но его юный, прекрасный, чарующий облик заставляет в этом усомниться. Он стимулирует инстинкт к разрушению. Мог исцелять и даровать жизнь в обмен на бессмертную душу. Велиал часто нарушал обещания, но если кто-то добивался его расположения, тот был щедро вознагражден.

URL
   

Слэш

главная