00:31 

Нелюди. Глава VIII «Мир прогнил» или «Подкупной»

Mew Mew Neko
Предыдущие главы chu-chu-mew.diary.ru/p208776964.htm

Их самое первое задание. Самый первый раз они оказались в нищенском районе Готтлосграда, там, где люди стремятся выжить любыми способами. Сюда привёл их заказ, но оставалось под вопросом, смогут ли они выбраться из этого места.

«Дай мне пройтись силой по твоим венам», — нашёптывал голос в голове Феликса. — «Дай мне помочь тебе».

— Эй, малолетка, — рявкнул обитатель здешних мест, внешность которого обычно описывают как «шкаф», — чего стоишь столбом? Смотри не обосрись от страха.

Человек угрожающе надвигался на Феликса и Сашу, которые стояли, прижавшись друг к другу спиной. Они были окружены. Говоривший выбрал своей жертвой Громова, а два его прихвостня, скалясь, пристально наблюдали за Сашей, периодически переводя взгляды на папку в руках мальчика.

— А что это в руках держит кудрявый?

— Рот закрой! Я не кудрявый!

От гневного крика Саши компания опешила, но уже через секунду довольно заулыбалась.

— А ты посмелее своего дружка будешь. Интересно, надолго твоей храбрости хватит? — прошипел один из прихвостней.

— Парни, вы с симпотяжкой разберитесь, а я тёмненького на себя возьму.

«Дай мне сделать шаг», — нога Громова сдвинулась чуть вперёд. — «Лучше ты, чем тебя», — голос в голове всё не унимался и Феликс сдался.

Секунда — Громов возле громилы, половина — он ударяет кулаком ему в солнечное сплетение и хулиган чувствует, словно его внутренние органы припечатываются к спине. Стоило Феликсу убрать руку, как тот тут же упал у его ног, не в силах пошевелится. Стоявшие неподалёку прихвостни шокировано глядели на поверженного главаря, а Саша лишь с любопытством смотрел то на валяющегося бандита, то на спину Громова.

Тяжёлое дыхание послышалось со стороны Феликса. Медленно он повернулся к «зрителям» и двое из них тут же отпрянули назад. В вечерних сумерках нищенского района, где фонари были роскошью, поблёскивали красным два глаза, некогда имевшие серебряный цвет.

— Чу… Чудовище! — закричали два, оставшихся нетронутыми, бандита и ринулись проч.

— Как интересно, — растягивая слова, заметил ничуть не испугавшийся Дэрикот.

Зря Саша вёл себя так спокойно. В результате он лежал прижатым к земле, а сверху восседал на нём Феликс. Ладони Громова сомкнулись на светлой шее, губы растянулись в демонической улыбке, обнажая клыки, а глаза горели ещё ярче.

— Ты… По… Пот… — хрипел Дэрикот, пытаясь ослабить хватку, но Громов был нечеловечески силён. — Потря… Сен, — наконец сумел выговорить Саша.

Пальцы Феликса тут же разжались. Губы больше не улыбались, а были раскрыты в немом вопросе, глаза же вернули свой прежний серебряный цвет. Демон снова залёг на дно.

— Что ты сказал? — переспросил Феликс, продолжая сидеть на Саше. Тот не был против, что тоже удивляло Громова.

— Я говорю, ты потря´сен!

«Потря´сен? Не демон, не чудовище, не монстр. Не страшный, не безжалостный, не бесчеловечный. Потря´сный. Я?», — думал Феликс, всё ещё считая, что ему послышалось. — «Этот Котодёр точно в своём уме?».

— Я, правда, потря´сен? — с надеждой в голосе спросил Феликс.

— Конечно! — уверено ответил Саша.

— Чем?

— Этими глазами, — ладони Саши ложатся в районе висков Феликса, а большие пальцы аккуратно проводят по векам. — Этими уже успевшими исчезнуть клыками, — большие пальцы приподнимают верхнюю губу Громова, из-за чего вид того становится немного смешным. — Этим лицом. Этой силой, заключённой в тебе. Ты, — восхищающаяся мимика Саши меняется. Глаза сощуриваются, появляется улыбка. Улыбка, которой обычно дети не улыбаются, — достойный противник.

Мальчики уже выбрались из нищенского района, и теперь им оставалось преодолеть лишь безлюдную дорогу вдоль реки. Тут не было асфальта, лишь тропинка, выложенная камнями, с одной стороны которой была река, а с другой — поля с различными посевами. Эти места кормили не только жителей Готтлосграда, но и близлежащие города, мало уступавшие по размерам.

— Алиса сказала, что когда ты был в больнице, твои глаза словно говорили: «Дайте мне просто умереть». Почему ты хотел смерти, когда тебе таким чудом удалось выжить?

— Никто не знал, что Вероника придет со своими технологиями и поможет мне. А я хоть и лежал как бревно, но соображал прекрасно, — Саша сделал небольшую паузу, смотря куда-то вдаль, а Феликс в это время разглядывал его. — Я бы не смог ходить, сидеть, совершать даже самые примитивные действия. Да, я был бы жив, однако мои принципы таковы: либо я буду лучшим, либо мертвым.

— Это жестоко. По отношению к самому себе и к людям, которым ты дорог.

— Мир вообще жесток, — равнодушно произнёс Саша.

— Да. После того, как… — согласился Феликс, но собираясь сказать что-то ещё, запнулся. Слова давались ему с трудом. — После того, как родители выгнали меня, я почувствовал насколько этот мир пропитался грехами, а в частности Готтлосград. И мне тоже захотелось умереть. Но для меня подобное за гранью возможного.

Феликс подошёл к небольшому склону и присел на траву. Сначала он просто наблюдал за движением воды в реке напротив и отражающейся в ней лунной дорожкой, а затем уткнулся лбом в колени и тихо сказал:

— Я боюсь Готтлосграда.

— Готтлосград — город грехов, о чём ясно из одного его названия.

— Я смотрю, тебя это нисколько не волнует, — прокомментировал Феликс спокойные интонации Саши.

Дэрикот усмехнулся. Засунув руки в карманы осенней куртки, он посмотрел на реку.

— Видишь ли, моя мать умерла сразу после моего рождения, — начал объяснять причину своего спокойствия Саша. — Папа вынужден работать в больнице, и зачастую он остаётся там допоздна, а иногда его и вовсе не бывает дома по несколько дней. Я почти всегда один. И мне жутко скучно. Сделав все дела, чем мне остаётся заниматься дальше? Сидеть за компом? Не интересуюсь. Гулять со сверстниками? И говорить не стоит, как я к ним отношусь. Поэтому, если ты остро почувствовал эту «истину» как только лишился дома, то я знаю о ней уже давно благодаря моей скуке.

— В смысле?

— Мне было нечем заняться в тихие вечера, вот я и стал добывать информацию, — пожал плечами Дэрикот, оторвав взгляд от реки и посмотрел на Феликса.

— Добывать? Каким образом? — не отставал Громов.

Губы Саши растянул в озорной улыбке. Хитро сощурив глаза, он слегка наклонился к Феликсу и весело произнес:

— Не скажу.

— Ты похож на информационных дилеров, — сказал Громов, смотря прямо в медовые глаза.

— Кто они?

— Это люди, торгующие информацией. Они многое знают, но никогда не говорят ничего лишнего, если им не заплатить. Ты такой же. Ты ничего не дашь просто так, даже снега зимой, если он только тебе не мешает.

— Хм… — Саша ненадолго задумался, но вскоре собственное решение подняло ему настроение. — Шикарно! Если я стану информационным дилером, то не только смогу заниматься тем, что мне нравится, а именно — знать всё и обо всех, но ещё и деньги смогу за это получать.

— А от Вероники тебе мало?

— Вероника — это Вероника. С ней ещё ничего неизвестно. Работая на эту крашеную блондинку, мы просто возвращаем долги. Да, мы так же имеем деньги, но кто знает, как всё обернётся через год или два? Может, она нас киданёт когда мы станем не нужны.

— Она сказала, что лучше пусть мы достанемся ей, чем мэру. Не думаю, что она так просто откажется от нас.

— В любом случае, имея собственный заработок у меня будет и гарантия. Уж себе-то я точно доверяю.

«Логично», — подумал Громов.

— Кстати, ты говорил, что не можешь умереть. Почему? — настала очередь Саши задавать вопросы.

— Раны на мне заживают в мгновении ока. Скорее всего, я бессмертен.

— Огромная сила, красные глаза, клыки, бессмертие. Феликс, кем же ты стал?

— Если выяснишь, я куплю у тебя эту информацию.


Очередное задание, в очередной раз за городом, да и город этот уже знаком, туда мы доставляли статуэтку в виде волка. Нет, курьеры не прослыли славой о том, что развозят коллекционные вещи, нас не просили вновь отвезти статуэтку, однако нынешний заказ был так холоден и бесчеловечен, что его навряд ли можно отличить от предмета. Как вы догадались, а некоторые может и нет, но суть всё равно одна — это Дэрикот. А точнее будет сказать: его знания.

Судья, о котором так нелестно отзывались жители города, и тот, о котором я забыл, как только меня осчастливили бесплатным обедом, нуждался в информации Саши. Хотя нет, нуждался не он, а тот, кого судья должен оправдать и тот, кто собственно нас и нанял.

Помочь тому, кого не жалует город. После такого нас станут ненавидеть ещё больше. Если узнают. Но мне не привыкать, а Саше плевать.

Мучает ли меня совесть? Дэрикот обычно говорит: «Совесть? А что это? Мозоль? Так я хромал бы». А я в таких ситуациях стараюсь просто повторять про себя: мы — курьеры, Вероника — Шеф. Наше дело принимать и доставлять заказы, а кому, куда и зачем — неважно. Мир погряз в грехах, мир гниёт, мир искалечен и превратился в грязь. Так почему бы не воспользоваться этим? Крутой вывод, правда? Только это Дэрикот как-то сказал. А я хоть и добряк, как говорят знакомые, но мне отлично понятно: если не пользоваться таким положением вещей, то просто не выжить.

Говорят у каждого должно быть своё место. В салоне машины у нас оно есть. Я всегда сижу за рулём, Саша справа от меня. Сейчас с нами ехал ещё и Лаки, расположившийся позади. Думаю, теперь на задания он так и будет ездить там.

«Если с вами что-то случится, всегда можно связаться через андроида, он понадёжней телефона будет. Да и вообще, зачем заставлять такую технику пылиться в твоём бардаке? Берите этого… Лаки, и вперёд, на задание!», — сказала Шеф, помахав купюрами предоплаты, от которых наши глаза загорелись, и, схватив Лаки за шкирку, мы ринулись выполнять заказ.

Тишина, царящая в машине, позволяла мыслям течь спокойно и думать о чём угодно. Как раз один из таких потоков заставил вспомнить кое о чём.

— Кстати, Саш, — при чём тут «кстати» я сам не знал, мне просто нужно было как-то начать разговор, — с днём рождения.

— Что? — тут же послышался непонимающий голос Саши.

— «С днём рождения» говорю.

— Каким? — продолжал почему-то тупить Кудрявый.

— Твоим.

— Не понял…

— Ну, хэппи бёздей ту ю-ю…

— Happy Birthday to You. Happy Birthday to You. Happy Birthday Dear Alex. Happy Birthday to You, — тут же начал подпевать мне Лаки отлично поставленным голосом. Чего только не умеют эти андроиды.

— Спасибо, Лаки, — поблагодарил я его.

— Обращайся.

— Сегодня же пятое ноября — твой день рождения, — пояснил я Саше, на секунду повернув голову в сторону напарника.

После моих слов в машине повисла странная давящая пауза. Даже Лаки начал переводит взгляд с меня на Сашу, а Рык немного заглушил рёв мотора.

— Феликс, — начал Дэрикот тоном, которым обычно обращаются к тупым детям, — у меня вообще-то двадцать первого.

— Ой… Когда ты успел сменить дату?

— Да не менял я её! Это тебе лучше мозги сменить! — тут же вспылил Дэрикот.

Сзади послышалось тихое, на грани слышимости, хихиканье. Но ведь позади… Лаки. Андроид.

— Пацан, — тут же переключился на андроида Дэрикот, поворачиваясь назад.

— Вот встрял, — шёпотом посочувствовал я Лаки.

— А с тобой я позже разберусь! — аккуратный указательный палец угрожающе показал на меня. Кто ещё с кем разберётся.

— Итак, — продолжил Саша, — у меня к тебе несколько вопросов.

— Задавай, — тут же отреагировал Лаки.

— Андроиды. Не испытывают боли. Не мёрзнут и не изнывают от жары. Не подвержены болезням. Дыхание — лишь маскировка, кровь — машинное масло, окрашенное в красный. В еде не нуждаются. Создания из метала, проще говоря.

— Это грубо говоря, — как же Лаки нравится оспаривать Сашины слова. Если конечно андроиду может что-то нравиться.

— Неважно как мы это назовём: «проще» или «грубо». Потому что это всё фигня. Важно другое — ты не похож на ходячую железяку.

— Ах это, — в зеркале заднего вида я увидел, как на лице андроида отразилось полное понимание того, к чему клонит Саша. — Маскировка. Моя способность к самообучению среди остальных подобных мне самая высокая. Я наблюдаю за вами, сохраняю в памяти вашу мимику и реакцию на определенные события, анализирую, а затем веду себя схожим образом, тем самым подстраиваясь под окружающую обстановку.

— Тогда схрена ты ржал, когда маскировка не нужна была? Ведь мне и Феликсу известно, что ты андроид.

Лаки безэмоцианально уставился на Сашу и сидел неподвижно в течение пары секунд. Видимо, пытался найти ответ на заданный вопрос.

— Ответ не найден, — наконец выдал он. — Нужно проанализировать.

Рука андроида, обтянутая чёрной перчаткой, дотронулась до подбородка, задумчиво потирая его. Мой жест. Он и вправду копирует некоторые привычки. Если бы ещё понял, что лучше не совать пальцы в мои розетки. Как раз пред заданием Лаки решил зарядить аккумулятор. Делать это андроид предпочитает почему-то не через кабель, а тупо суя пальцы в розетку. Первые дни всё проходило гладко, но недавно, вставляя вилку от зарядки для ноутбука, я заметил вспышку, и тут же предупредил об этом Лаки, советуя использовать другой способ «питания», на что услышал: «Я с розетками на „ты“, ничего не случится». Как результат, кожа на пальцах сгорела, являя взору металлические кости и провода. Кира и Алиса помочь бы не успели, и дабы не привлекать к себе внимание, пришлось дать Лаки свои чёрные кожаные перчатки, купленные давно и неизвестно зачем.

— Саш, а что мы скажем, если Лаки вдруг спросят, зачем ему перчатки?

— Ой, мало ли руки мерзнут, — отмахнулся Дэрикот.

— В плюс двадцать?

— Да, Лаки мерзляк.

— Бре-ед, — протянул я.

— Блин, Феликс, кому вообще какое дело, в чём пацан ходит? Возникнут вопросы, пошлём любопытных далеко и глубоко.

— Лишнее внимание привлекать всё равно не стоит.

— Не привлекать внимание? — переспросил Саша. — С твоим глупым лицом это невозможно.

— Так же как и тебе, с твоими выпрямленными волосами, — злобное сопение послужило мне ответом. — И угораздило тебя именно сейчас пальцы повредить! — не сдержавшись, обвинил я Лаки.

— Девочки сказали, что тут же починят их, как только вернёмся, — пробурчал андроид, разглядывая ладони в перчатках. — Но…

— Что «но»? — хором спросили я и Саша.

— Перчатки я буду носить, даже когда пальцы сделают.

— Это ещё почему? — Дэрикот приподнял одну бровь, смотря медовыми глазами на андроида, как на умалишенного.

Лаки приподнялся со своего места, протиснулся немного вперёд между двумя сиденьями и взглянул ярко-голубыми глазами на меня.

— Потому что это Феликс мне их подарил.

Рык взял управление на себя, потому что его верный водитель, ошарашенный заявлением андроида, тупо вылупился на Лаки и был неспособен шевелиться.

— Лаки, сядь, нас могут оштрафовать, — невозмутимо попросил (приказал) Дэрикот, даже не поворачивая головы в сторону андроида.

Лаки послушно сел и начал любоваться видом за окном, а я медленно, очень медленно, оторвал взгляд от него, всё ещё не понимая происходящего и крепко сжимая руль.

— Мне… Мне ведь не послышалось? — шёпотом удостоверился я у Саши.

— Угу.

— Но…

Сам не знаю, что я хотел сказать, но мелодия звонка мобильно не дала мне этого сделать. Судя по песне, звонит ненормальная блондинка, выглядящая куда младше своего возраста.

— Привет, Феликс! Моя женская интуиция подсказывает, что предупреждать тебя уже поздно.

— О чём предупреждать? — мой голос дрожал, что не утаилось от Алисы.

— Хах, угадала! Это касается андроида. Как бы мне попонятней…

— Говори уже, как есть. Не тупой, пойму.

— Суть в том, что изменяя настройки Лаки, я и Кира попытались кое-что добавить. Сделать его немного человечнее, так сказать.

— Эмоции решили внедрить? — предположил я.

— Фу, это так банально, — послышался презрительный голосок, но затем интонации сменились на весёлые. — Мы придумали нечто поинтересней!

— Боюсь представить что, — моё признание было честным. Зная Алису, и находящий периодически азарт на Киру, механики действительно могли придумать что-то интересное в своём понимании, но ужасающее других.

— Сексуальная ориентация!

Паскаль прокричала эту новость так, что даже и до этого всё прекрасно слышащий Дэрикот зажал уши.

— Но только произошел небольшой сбой, — призналась Алиса. — Феликс, ты же знаешь, пестик тычинка…

— Не тяни резину.

— Ну… У Лаки только тычинка…

— Что?!

— Ты чего орёшь, имбицил? — тут же послышался голос Саши.

— Кира сказала: «Опять мы сотворили бред! Вернём всё к заводским установкам», а я: «Нет! Результат даже лучше задуманного вышел!». После недолгого спора Кира ушла, а я продолжила изучать новые свойства ориентации андроида.

Алиса тараторила со скоростью света, еле успевая глотать воздух. То, что Лаки оказался геем, не может её не радовать. Ещё с самого начала нашего знакомства Паскаль имела весьма странные увлечения. И часто больная фантазия девушки выливалась на меня и Сашу, а теперь Алиса переключилась на несчастного андроида.

— …Мало того, что блондинчик заглядывается на парней, так он ещё и «возбудиться» может при нужных условиях! Прикинь, у него стоят! Стояк!

— Всё! — не выдержал я и сбросил вызов. Пусть Алиса делится своей радостью с кем-то другим, с кем-то таким же повёрнутым на геях.

— Ага. Значит, наш мальчик не только подстраивается под обстановку, но ещё и воспылал кое к кому. Мои поздравления, Феликс.

Сидящая справа от меня холодная тварь сощурила медовые глаза и ядовито улыбалась. Иначе это не назовёшь, потому что мимика у Саши была совсем не та, что обычно присутствует у верных друзей, радующихся за твоё благополучие. Весь его вид выражал счастье от моего несчастья.

— Громов, наконец кто-то обратил на тебя внимание. Жаль только, что Лаки андроид. С другой стороны, у вас бы и так детей не было. Стоп! Какие дети?! Нужно же сначала расписаться! Пригласишь на свадьбу?

Дэрикот взглянул на меня так, словно действительно надеялся на ответ и просто жаждал прийти на празднество. Скотина. От одного его голоса челюсть сжималась, и слышался скрежет зубов друг о друга. На свадьбу он хочет.

Спрятав глаза за потерявшей укладку чёлкой, я тихо посмеивался, а потом резко поднял взгляд на напарника и лучезарно улыбнулся.

— Конечно, приглашу, — Дэрикот тут же опешил от такого заявления, а улыбка спала с его губ. — Если доживёшь до столь знаменательного дня!

Схватив ремень безопасности, которым был пристегнут Дэрикот, я со всей дури прижал его к креслу. Ткань, предназначения для спасения, врезалась в горло Саши, душа его.

Как и ожидалось, отдаваться в лапы смерти Дэрикот не намеревался: вцепился правой рукой в ремень, не давая мне душить его, а левой достал свой любимый складной нож.

— Думаю, подобному поведению подражать не стоит, — кроем уха услышал я голос Лаки.

Рык уже смирился с тем, что управлять собой ему предстоит весь оставшийся путь, андроид глядел в окно, а я и Саша пытались убить друг друга. Опять.

•••


Здание суда находилось в самом центре города и, как нам сказал прохожий, указавший путь, являлось архитектурной ценностью. Стоит только увидеть трёхэтажное строение, выполненное в стиле готической архитектуры, с двумя неописуемыми башнями по бокам, и больше не остаётся сомнений в словах прохожего. Перед зданием стояла статуя женщины с завязанными глазами, весами в правой руке и мечом в левой. Фемида — богиня правосудия.

Я и Феликс вышли из машины и залюбовались такой красотой. Андроид встал рядом, поправил свою фиолетовую рубашку с закатанными по локоть рукавами, и тоже стал смотреть на здание, выражая своим лицом полное бесстрастие. Бесчувственный металлом.

— Вы от Веро´ники?

Незнакомый мужчина, выглядевший как прислуга босса преступной группировки, подошел к нам. На самом деле внешне ничем особым от простых смертных он не отличался, но я слишком часто имею с подобными людьми дело, поэтому сразу могу узнать бандита.

— Да, — коротко ответил Феликс.

Я продолжал без стеснения разглядывать мужчину и одновременно вспоминать, не видел ли я его где раньше. Нет, мы определённо встречаемся впервые. Тем лучше.

— Пожалуйста, пройдёмте за мной.

Мужчина развернулся и направился к входу в суд. Мы последовали за ним.

Внутри здания было ничуть не хуже, чем снаружи. Удивительно, что такое прекрасное строение находилось в маленьком ничем не выделяющимся городишке, а не в Готтлосграде.

— Верхнюю одежду принято оставлять в гардеробе.

Феликс вопросительно взглянул на недовольного проводника, а затем перевёл взгляд на свою кожаную куртку. Вздохнув, он вытащил руки из карманов и снял её с себя, а затем, оставшись лишь в борцовке заправленную в синие джинсы, протянул вещь мужчине.

— Лиф только для работающих здесь, поэтому поднимитесь на второй этаж по лестнице, а затем идите прямо до третьей двери. Судья уже там.

Сказав это, наш сопровождающий куда-то ушёл.

— И чего он именно ко мне придрался? — недовольно пробурчал Громов, когда мужчина уже ушёл.

— Ты ту единственный в верхней одежде. Зачем вообще её одел? На улице не холодно, и мы всё равно на машине.

— Так ноябрь же, — огорошил меня своей логикой Феликс. — И на мне только борцовка.

— Чем думал, когда одевался? — искренне удивился я. — Ясное дело тебя заставят куртку снять в помещении. Теперь не жалуйся, если замёрзнешь.

— Ладно, — легко согласился Феликс. — Сразу буду просить тебя согреть меня.

— Смотри не пожалей потом об отрезанных частях тела, — на полном серьёзе предупредил я.

— Я контрактор. Как отпали — так и отрастут. И тебе, кстати, ещё постараться придётся, чтобы что-то мне отрезать.

Не успели мы дойти до второго этажа, как мужчина, требовавший Феликса снять куртку, догнал нас.

— Зачем ему перчатки?

Проводник кивнул в сторону андроида, а я и Громов на секунду замешкались с ответом, но Феликс взял себя в руки и сказал то, что наверняка пришло ему в голову первым.

— У него руки мёрзнут.

— В плюс двадцать? — задал новый вопрос сопровождающий, остановившись возле третей по счету двери и окинув андроида взглядом.

Лаки глядел на мужчину прямо и как обычно безэмоцианально, от чего проводнику стало не по себе. Он отвел взгляд и больше ничего не спрашивал. Хоть какая-то польза от этого андроида. В роли затычки можно использовать.

— Со времени прибытия Лаки как-то тихо себя ведёт, — прошептал Феликс так, чтобы любопытный мужчина нас не услышал.

— Подстраивается под обстановку, — так же тихо произнёс я.

— Словно хамелеон. И этим ещё больше напоминает человека. Мы тоже часто меняем свой цвет.

— Феликс, прошу, не забывайся. Он всего лишь машина.

— Чего это ты распереживался? — ухмыльнувшись, спросил Громов. — Я даже и не думал менять своё мнение о Лаки.

— Поэтому постоянно зовёшь его по имени? — холоднокровно заметил я.

Дверь, около которой мы стояли, распахнулась, и в проёме показался судья.

Примерно моего роста, с несколькими еле заметными морщинами на лице. Густые синие волосы, возможно результат радиации (в наш век подобное не редкость), отросшая чёлка, закрывающая брови и подчёркивающая синие глаза. В них плещется полное наплевательство на этот мир, его законы и порядки.

— Я освободился, так что можем начать. Проходите.

Мы вошли в зал суда, оставив андроида за дверью стоять на стрёме вместе с проводником.

Феликс рассматривал фреску на потолке и комнату в общем, а я вёл разговор с судьёй, делясь нужной информаций, и во время этого разговора окончательно убедился в одном: мы одинаковые. Судья стоит на стороне того, кто больше заплатит. Я продаю любую информацию независимо от её содержания тем, кто предлагает деньги. Мне нет смысла корить его в чём-то, а точнее я не имею на это право. Можно оставить данное занятие Феликсу, однако и он не станет рассуждать над хорошо и плохо. Мы не дети, мы знаем, что правильным в этом мире не проживёшь. И людям, обсуждающим и обвиняющим судью, тоже это известно. Я могу понять тех, чьи родственники пали жертвой его жадности, но тех, кто принижает судью, дабы самим казаться чище… Они ничтожества.

Внезапно послышался стук от удара о пол. Повернув голову в сторону, я и судья увидели тупо улыбающегося Громова. Этот имбицил уронил деревянный молоточек.

— Хаха. Упал.

«Дебил!», — билось у меня в голове, пока судья холодно глядел на Феликса. Что ещё за «хаха»?! Что ещё за «упал»?! Это самая тупая реакция, которую я только мог видеть. Почему нельзя просто взять и поднять с пола упавшее? Зачем говорить всё это и позорить нас? К тому же, я слышал, что этот молоточек — коллекционная вещь с большой историей, а этот имбицил швыряется им. Фух, Громов, хорошо хоть тебе не пришлось подавать знаков, и ты додумался нагнуться и поднять молоточек. Судья повернулся обратно ко мне как раз в тот момент, когда Феликс полностью выпрямился, и, может мне показалось, но глаза его блестели красным.

— Ещё недостаточно, — голос мужчины отвлёк меня от мыслей.

— Что значит недостаточно? К вашему сведению, я ещё никому не выдавал столько информации о человеке, как вам сейчас.

— Это определённо много, — поспешил успокоить мою уязвленную гордость информационного дилера судья. — Много для того, чтобы хорошо узнать малознакомого человека. Но для оправдания нашего общего клиента нужна ещё информация. Пока слишком мало зацепок в его пользу.

— И что вы предлагаете? —высокомерно глядя на собеседника, поинтересовался я. Надеюсь, судья знает, что делать, а не просто жалуется мне.

Хитро блеснув глазами, он облокотился о спинку стула, скрестив руки на груди.

— Я не могу достать информацию как вы, но я знаю, где она находится.

— Подобное стоит обсудить с заказчиком, — присоединился к разговору Феликс.

— Он прав, — согласился я. — Добыча дополнительных данных значит и дополнительную плату.

— Раз так, то нам стоит попросить мужчину за дверью передать своему боссу всё то, что мы с вами решили.

Я и Феликс согласно кивнули.

•••


Стоя во дворе двухэтажного дома, я понял, почему на этот раз судье понадобилась чья-то помощь и информация. Истец обладал неплохим состоянием, о чём свидетельствовало его жильё, а имея деньги, он спокойно мог нанять образованных юристов.

Заказчик согласился заплатить сколько угодно, лишь бы мы нашли информацию для спасения его шкуры. И теперь я, Саша и Лаки бесшумно взбирались на балкон, дабы проникнуть в дом истца.

— Это и есть тот самый комп, — произнес Дэрикот, останавливаясь возле компьютерного стола сделанного преимущественно из цветного стекла.

В помещении находилось много стеклянных поверхностей и по -видимому комната служила одновременно и спальней и кабинетом. В основном преобладали голубые и черные тона. Но цвет заметили только я и Лаки, так как у меня есть способность видеть в темноте благодаря сущности контрактора, а Лаки был андроидом, и этим все сказано. Саша, был самым безпонтовым.

— По правде сказать, я ожидал большего. Как-то легко мы проникли внутрь, — поделился я подозрениями. — И замок на двери от балкона был обычным, с замочной скважиной, а не как у крутых челов: с электронной кодировкой.

— Мы находимся в маленьком городишке, где жители знают каждого второго прохожего. О каких электронных современных замках может идти речь! Никому из жителей и в голову не придет забраться в дом местного предпринимателя. Вот он и не заботится особо об охране. Считает, что сигнализации снаружи, пары спящих псинок и таких же, гуляющих по царству Морфея, охранников вполне достаточно.

— Ага, но тут явились мы — курьеры для особых заказов, и разрушили всё его мировоззрение. А откуда ты знаешь, что он предприниматель? — Дэрикот посмотрел на меня упрекающим взглядом, и я тут же спохватился: — Ах да! Информационные штучки.

— Штучки… Ладно, хватит болтать, — приказным тоном отчеканил Саша. — Давай, Феликс, за дело!

— Эм… Не понял, — честно признался я.

После слов Саши в моей голове успело пролететь множество мыслей касательно «дела», начиная от поиска ценных вещей в комнате и дальнейшим присваиванием их себе, заканчивая групповой оргией на шикарной огромной кровати с королевскими простынями. Оу, что-то последняя мысля вообще не в ту степь пошла. Так и о словах Саши по поводу своей ориентации задумываться начну. Стоп! Феликс, ты чего? Собрался прислушиваться к словам Кудрявого? Этого делать ни в коем случае нельзя! Потому что… Потому что это слова Саши!

-Ох, я и забыл, что работаю с имбицилом, — от слов напарника кулаки мои непроизвольно сжались. — Принимайся взламывать компьютер.

— А сам?

— Что значит сам? — дерзко переспросил Саша.

— Ха, неужели божественный Дэрикот чего-то не умеет?

— Мне и ненужно уметь подобное.

— А мне значит нужно?

Повисла небольшая пауза.

— Так ты в компах не шаришь? — задал риторический вопрос Дэрикот, однако я всё равно на него ответил, чтобы у Саши уж наверняка не осталось сомнений:

— Нет. Только на уровне обычного пользователя.

— Тогда на кой мы притащились сюда?!

— Ты сам сказал, что нужно проникнуть в дом истца за дополнительной информацией!

— Это потому что ты говорил, что с чем-то там ладишь! С чем-то, связанным с электричеством!

— Вот как раз с ним и лажу! С электричеством! Мне ток нестрашен!

Началось очередное моё препирательство с Сашей, да такое, что своей руганью мы грозились разбудить весь дом и навлечь на себя охрану. Но тут сквозь нашу ругань прошел чей-то благоговейный шепот:

— О, звук твоего процессора просто музыка для моих ушей.

Лаки сидел на коленях перед системным блоком и поглаживал того по пластиковой оболочке. Кабель андроида соединял его шею и USB проход компьютера, а в мониторе на красном фоне прокручивались вниз строчки из латинских букв, о значении которых я и понятия не имел.

— Отлично! — воскликнул Саша, подбегая к компьютерному столу и вглядываясь в монитор. Будто может что-то там понять. — Хоть какая-то польза от тебя будет.
Андроид не обратил никакого внимания на Сашу, просто продолжил взламывать и скачивать данные в свою голову.

Файлов было много, но оно и понятно: мы не знали, где именно находятся нужная нам информация, поэтому Лаки воровал все содержимое компа. В течение примерно десяти минут в комнате стояла тишина и немого напряженная атмосфера. За это время по экрану успело промотаться несколько тысяч строчек, в результате чего я и Саша про себя сделали вывод, что Лаки — самый новейший и высокопроработанный андроид из всех существующих в мире. Скорость обработки данных у него зашкаливала.

Всё шло бы хорошо и дальше, если бы периодическое расхваливание компа андроидом в одну секунду не остановилось и не сменилось ужасными для нас словами:

— Сбой программы. Источник данных заблокирован. Обнаружена попытка входа в систему. В целях безопасности включается вынужденная блокировка. Команда будет приведена в действие через десять секунд. Для ее отмены назовите кодовое слово.

— Святой БигБон! — тут же начал паниковать я. Если андроид включит систему блокировки, то снять её сможет уже только Алиса или Кирой, а значит скаченных данных мы в ближайшее время точно не увидим. — Ты знаешь кодовое слово?! — я накинулся на Сашу, вцепившись в его плечи, из-за чего тот поморщился.

— Нет, — дали мне короткий и вполне спокойный ответ.

— Девять. Восемь… — вел отсчет андроид.

— Господи, мы все умрем!

Не знаю, с чего я взял мысли о смерти, ведь меня подобное вообще беспокоить не должно. Проанализировав это меньше чем за секунду, я начал носиться с новыми криками:

— Шеф пустит наши органы по черному рынку!

— Шесть…

— Так, Алиса и Кира наверняка поменяли код, а это значит, что слово зависит от их увлечений, крылатых фраз и тому подобного. Обычно выдумывать коды — привилегия Алисы, значит, ориентироваться стоит по бешеной блондинке, — размышлял Саша, пока я под шквалом эмоций наматывал истерические круги по комнате. — Феликс, имбицил! Ты что сделал?! — резко вскрикнул Дэрикот.

— Я всегда так делаю, кода у меня техника глючит.

Держа кабель в руках, я невинно глядел на Сашу. Лаки, упав ничком, лежал у моих ног. Не выдержав всей этой атмосферы, незнания кода и возможности потерять органы, я просто выдернул кабель одновременно из компа и андроида.

— Быстрее, они наверняка в комнате хозяина!

Из коридора послышались голоса охранников и приближающийся топот.

— И что прикажешь теперь делать? — уперев руки в бока, ледяным голосом спросил Дэрикот. Намекал он явно на тяжелого андроида.

За долю секунды до того, как первый охранник открыл дверь, я забросил Лаки на плечо, схватил Сашу поперёк талии так, что тот повис на моей руке словно мешок муки, выбрался на балкон и бесстрашно спрыгнул вниз.

— Вот зло! Кто посадил тут кактусы?!

— Теперь тебе придется менять фамилию с Громова на Дикобраз. Могу предложить ещё Ежовая Жопа, но первая посолиднее как-то звучит, — в полной мере высказал своё «сочувствие» Дэрикот.

@темы: Ангст, Драма, Мистика, Нелюди, Ориджиналы, Слэш, Стёб, Фантастика, Экшн, Юмор, писанина

URL
   

Слэш

главная